Таврическая духовная семинария

СТУДЕНТЫ СЕМИНАРИИ МОЛИЛИСЬ ЗА ПРАЗДНИЧНЫМИ БОГОСЛУЖЕНИЯМИ В ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ КРЫМСКОГО

11 июня 2024 года, в день памяти святителя Луки исповедника, архиепископа Симферопольского и Крымского, администрация, преподаватели и студенты Таврической духовной семинарии молились за праздничными богослужениями в Свято-Троицком женском монастыре г. Симферополя.

Праздничное всенощное бдение и Божественную литургию возглавил исполняющий обязанности ректора Таврической духовной семинарии митрополит Симферопольский и Крымский Тихон.
Его Высокопреосвященству сослужили: епископ Джанкойский и Раздольненский Алексий; епископ Ялтинский Нестор, викарий Симферопольской епархии; епископ Коктебельский Агафон, викарий Феодосийской епархии; иеромонах Андрей (Коротков), первый проректор Таврической духовной семинарии; благочинные и наместники Симферопольской и Крымской епархии; студенты духовной школы в священном сане; гости монастыря в священном сане.

За богослужением молились исполняющая обязанности игуменьи Свято-Троицкого женского монастыря монахиня Ефросиния (Вислова), администрация, преподаватели и студенты Таврической духовной семинарии; многочисленные прихожане и паломники обители.

По запричастном стихе владыка митрополит обратился ко всем собравшимся со словами проповеди:

«Сегодня мы имеем величайшее счастье предстоять святым мощам человека, которого мы по-людски, по-своему можем назвать безупречным христианином, «правилом веры и образом кротости» – как воспевает Церковь о святителе, кроме того, что он был ещё исповедником.
В нём всё было прекрасно. Мы читаем различные его жизнеописания; мы читаем его следственное дело; отзывы о нём друзей и врагов. И мы видим, что всё – даже его иногда праведный если не гнев, то твёрдость – было прекрасным. В момент, когда с опасностью для жизни и свободы он принимает решение стать священником, он понимает, что за этим последует, как минимум, тюрьма. Он понимает, что четверо его детей останутся сиротами, которые не будут приняты в институты, будут гонимы вслед за ним. Это какое надо было иметь упование на Христа! Это нерушимая стена! Все волны мира обрушивались на эту стену, рокоча: подумай, что ты делаешь; ты загубишь себя и своих любимых детей. И он говорил: «Нет. Я верую Господу. И Господь всё управит».

Большой партийный начальник в Ташкенте, где он жил, умолял тогда уже священника и хирурга профессора Луку Войно-Ясенецкого: «Ради Бога, только не становитесь епископом! Когда вы просто священник, я ещё могу помочь, чтобы вас не посадили. Но если вы станете епископом, вас посадят и, скорее всего, расстреляют». Епископ Иннокентий висел на волоске. В Церковь рвались обновленцы – предатели Церкви, чтобы поставить своего епископа. Все понимали, что рано или поздно вопрос возникнет. Несчастный епископ Иннокентий, после того как одного, другого, третьего, десятого его клирика схватили и бросили в тюрьму, не выдержал: сбрил бороду и волосы и бежал. Ехал в товарном вагоне, битком набитом народом, с пьяными матросами с гармошкой и залихватскими песнями. Епископ Иннокентий, переодетый в мирскую одежду, сидел и рыдал о своей судьбе.

Когда оставшиеся священники собрались и сказали, что нужен епископ; из Москвы не пришлют (Москва далеко), а обновленцы вот-вот захватят кафедру, все лица повернулись к святителю Луке. Он сказал: «Я готов». Два заключённых архиерея тайно рукоположили его, а Патриарх Тихон признал эту хиротонию. Он вёл себя и в тюрьме, и на воле так, как подобает свободному сыну Божию, живя не по законам мира сего, от которых тряслись все вокруг. Он жил по законам Божиим, по законам послушания и покорности воле Божией, по высшему закону высшего упования на всеблагий и всемогущий Промысл Божий. Да, его схватили, заключили в темницу. В тюрьму он взял медицинский набор и оперировал, и лечил.

Был в его жизни случай, когда однажды он смалодушествовал. Я не буду об этом рассказывать – случай незначительный. Мы, может быть, и не придали бы ему значения. Но для него это была катастрофа. Всю жизнь он корил себя за непослушание местоблюстителю патриаршего престола Сергию.

В нём прекрасен был и твёрдый, жёсткий образ гнева. В Псалтири есть слова: Гневаясь, не согрешайте (Пс.4:5). Что это значит? Как это можно прогневаться, но не согрешить? А это Псалтирь! Оказывается, начальствующий, как трактуют нам святые отцы, могут изобразить нам образ гнева, чтобы устрашить нерадивых. Но в сердце никакого гнева быть не должно. Начальствующие, знайте: имеете право изобразить образ гнева (когда надо, а не направо и налево), но в сердце должны быть тишина, мир, покой и любовь.

Однажды он зашёл в операционную и увидел, как оперировавшая женщина-врач во время операции выронила ланцет, которым она оперировала. Она сделала движение вниз, чтобы поднять этот ланцет. Здесь проявилось именно это: гневайтесь и не согрешайте. Профессор святитель Лука тут же отстранил её от операции и уволил только за то, что у неё появилась мысль, что можно поднять упавший (уже нестерильный) скальпель. Он даже разговаривать не стал.

Бог даст, мы будем не раз возвращаться к его жизни. Самое поразительное – совершенно непостижимое для нас упование на Бога не посрамилось! Святитель Лука был лишён всех гражданских прав. Дети лишенца не поступили в институты. Какое-то время дети его не понимали и даже всячески ругали. Но увидев этот образ врача, все стали успешными врачами, а потом, как говорят биографы, все пришли к вере. Вот что значит упование святителя Луки на Господа Бога.

Он был совершенно необычным человеком. И совершенно необычны его молитвы за крымскую землю. Возвращение Крыма в состав России произошло именно в день памяти святителя Луки. А референдум, когда крымчане просили отпустить их из государства Украина в государство Россия, пришёлся на день памяти Киево-Печерских святых. Они отпустили… сказали: идите, мы понимаем.

Святитель Лука, конечно же, не только Крымский, не только российский, не только всеправославный – украинский, белорусский… Греки построили, как они умеют, эту раку. Владыка Павел, в память о своём исцелении (его отравили), передал эту замечательную икону. Это вселенский святой! Это святой, который явил в XX веке поразительную веру в Бога – как Авраам приносил своего сына в жертву, так и он сделал то же самое в твёрдом уповании на Бога»

По окончании богослужения перед святыми мощами было совершено славление святителю Луке исповеднику, архиепископу Симферопольскому и Крымскому.

 

Пресс-служба Таврической духовной семинарии

НАУЧНО-БОГОСЛОВСКОЕ ИЗДАНИЕ
ОНЛАЙН-ЭКСКУРСИЯ
ЭЛЕКТРОННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА