Images-loading

О ПРАВОСЛАВНЫХ ТРАДИЦИЯХ ВЕРБНОГО ВОСКРЕСЕНЬЯ (Церковное Действо «Хождение на осляти»)

В истории отечественной духовности и культуры выделяется целый пласт явлений, которые имеют для нас глубокий смысл и воплощают высокие православные идеалы, основу которых составляют принципы соборности, симфонии властей, смирения, долга.

Показательны в этом плане богослужебные действа Русской Православной Церкви XVI–XVII веков. В частности, за 7 дней до Пасхи совершалось Действо в Неделю Ваий, т.е. в «Неделю Пальмовых ветвей». Это название связано с праздником Входа Господня в Иерусалим, который отмечают православные христиане. Как известно из Евангельского текста, ликующий народ встречал Христа с пальмовыми ветвями. На Руси эти ветви символизировала верба, отсюда другое название праздника — Вербное воскресенье. В старину этот день называли также Цветной Неделей, Светлым днём цветоносия.

Церковный обряд Хождения на осляти наглядно воссоздавал новозаветное повествование о входе Спасителя в Иерусалим, который был совершён незадолго до Его Распятия, Крестной Смерти и чудесного Воскресения. Согласно Евангелию от Марка, Христос поручил двум ученикам привести молодого осла, на которого никто никогда не садился. Посланные пошли в селение и увидели животное у ворот на улице. Они отвязали его и на вопросы окружающих: «Что делаете? Зачем отвязываете ослёнка?» — ответили, как повелел Иисус: «Он надобен Господу». Когда ослёнка привели ко Христу, Он сел на него и отправился в Иерусалим. Восторженные люди постилали перед процессией свои одежды, раскладывали на дороге пальмовые ветви и радостно восклицали: Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне!..» (Восклицание «Осанна» означает «Спасение! Спаси! Слава!»).

Действо Хождения на осляти имело целью не только напомнить о знаменательном евангельском событии, но и подчеркнуть смирение и уважение светской власти по отношению к власти духовной, а также выразить глубокое религиозно-нравственное единство различных общественных сословий. Вот почему в этом богослужебном обряде участвовали Патриарх, священнослужители, Государь, бояре, стрельцы и народ.

В церковной практике Шествие на осляти имело несколько вариантов, но всегда представляло собой крестный ход. Мы даём его обобщённое описание, передающее внутренний пафос и смысл происходившего.

В Вербное воскресенье, после заутрени в московском Успенском соборе, Патриарх и царь облачались в праздничное одеяние и вместе с духовенством шли на Лобное место, устланное большими коврами. Протодьякон начинал читать Евангелие от Марка, и все действия, о которых говорится в повествовании о входе Христа в святой город, исполнялись участниками обряда.

Патриарх обращался к протопопу (так в обиходе называли протоиерея — старшего православного священника) и ключарю и просил привести осла. При этом звучали точные евангельские слова Иисуса Христа: «Идита в весь, яже есть прямо вама…», произносившиеся наизусть или «по столбчику», т.е. по тексту. После этого протопоп и ключарь направлялись к ослу или к белой лошади, обычно его заменявшей , и отвязывали животное от столба. В диалог вступал патриарший боярин, вопрошавший: «Что деета, отрешающе жребя?» В ответ, предваряемый словами протодьякона: «Они же реста им», — протопоп с ключарём говорили: «Господь его требует».

Далее опять читалось Евангелие: «И приведоста жребя к Иисусове, возложиша на не ризы своя», сопровождаемое соответствующими действиями. Лошадь поверх белого полотна покрывали красным и зелёным сукном. При словах «и вседе на не» Патриарх с помощью специально устроенных ступеней садился боком в вызолоченное одностороннее седло и принимал в правую руку Крест, а в левую — Евангелие. Царь брал коня за повод, и процессия в строго определённом порядке двигалась к собору Святого Василия Блаженного. Впереди шёл отряд стрельцов, за ним медленно ехала пара скреплённых между собой саней или колесница в две лошади. На ней везли вербное дерево, украшенное изюмом, сахаром, финиками, грушами, яблоками, сливами, вишнями, виноградом, рожью, подсолнечниками, тюльпанами, нарциссами, гвоздиками. На ветки сажали даже небольших птичек, предположительно, чучела. Под вербой стояли шесть мальчиков, которые пели: «Осанна Сыну Давидову, Благословен Грядый во имя Господне». За вербой ехал Патриарх «на осляти», благословляя народ. Далее следовал облаченный во все регалии царевич, за ним множество бояр по трое в ряд, духовенство с иконами, хоругвями, ветками вербы. Шествие замыкали простолюдины. Стрелецкие дети, по пятидесяти с каждой стороны, постилали под копыта лошади Патриарха красные кафтаны, разноцветные сукна, бросали ветви. Как только животное переступало через чью-нибудь одежду, мальчики поднимали ее, бежали вперёд и постилали снова. У собора Святого Василия Блаженного шествие останавливалось, и совершалась праздничная служба. После этого процессия в прежнем порядке направлялась в Кремль, к Успенскому собору. Здесь после благословления Патриархом вербного дерева боярам и счастливцам из народа раздавались плоды. Каждый старался получить вербную веточку, так как существовало поверье, что такая веточка предохраняет от всяких недугов и в особенности полезна при зубной боли. Духовенство заходило в собор, где протодьякон дочитывал праздничное Евангелие.

Обряд Хождения на осляти в Цветную Неделю имеет на Руси богатую историю. В начале XVI века мы застаём его в Великом Новгороде, куда он вероятнее всего пришёл с православного византийского Востока. Известно, что византийские Патриархи, участвуя в крестном ходе, никогда не ходили пешком, а ездили или на императорских колесницах, или верхом на осле. Византийский Император Константин Мономах (XI век), желая всенародно засвидетельствовать свое уважение к Патриарху Михаилу Келулларию, в одной из процессий вёл за повод его коня.

Важно отметить, что Патриархи Русской Православной Церкви при вступлении на Патриарший престол с торжественным крестным ходом объезжали «на осляти» всю Москву. Животное за повод вели бояре. Подобный же обряд во времена Патриаршества на Руси (1589–1703 гг.) совершался также новопоставленными Епископами и Архиепископами.

Примечательно, что в новгородском Шествии на осляти начала XVI века не было никаких диалогов, в качестве представителя светской власти осла вёл Наместник новгородский, хотя предполагалась и возможность присутствия царя с царевичами. Из Новгорода Действо Цветной Недели перешло в Москву и другие города, где обогатилось диалогом, причём степень развития последнего в разных вариантах была различной. Церковный собор 1678 года, созванный Патриархом Иоакимом, постановил: «Отменив Хождение на осляти в Цветную Неделю в других городах, оставить оное только в Москве», — а с отменой Патриаршества в эпоху Петра I это замечательное Действо, к сожалению, ушло в прошлое.

Обряд Хождения на осляти имеет важное историческое значение и представляет огромный культурологический интерес. Во-первых, это удивительное Действо является яркой иллюстрацией духовности и соборности Руси, а во-вторых, оно засвидетельствовало существование уникальной традиции, связанной с взаимодействием строгих канонических богослужебных форм с элементами праздничной светской культуры. На наш взгляд, именно эта традиция во многом определила условия и пути развития отечественной церковной и светской драматургии.

 

Ишин Андрей Вячеславович, доктор исторических наук, заведующий кафедрой церковной истории и практических дисциплин Таврической духовной семинарии